заводная птица

Объявление

В общем, я попыталась, но поняла, что поддерживать больше двух площадок выше моих сил. Поэтому окончательно ЗДЕСЬ ЗАКРЫТО. Все записи остаются на месте, но новых здесь не будет, простите. Спасибо этому дому, когда-то мне было тут хорошо, но это больше не так. Буду рада всем, кто найдет меня в нынешних местах обитания.
Моя страница в Фейсбуке: https://www.facebook.com/profile.php?id=100011434099002
Моя страница В контакте: https://vk.com/lingua_stulta
туда в начало

Детка говорит

Янка вместе со мной смотрела последний эпизод про Четвертого Доктора. Перевод субтитрами, так что девочке доступен только видеоряд. Янкин комментарий по ходу: "А это что, злодей, да? Злодей, ты плохой! Ты вот сейчас, злодей, пойдешь прогуляться, а на тебя лава из вулкана — бдыщ! И ты поджаришься! Потому что вулкан горячущий! Вот так тебе, злодейский Мастер! Будешь знать, как тут по-английски разговаривать!"

"А вирусы бешенства я вижу прямо глазами! И я беру и убиваю их! Прямо лопатой! Желтой, красной и фиолетовой! Как муху!"

Лежит в кровати и поет: "И вдрууууг стрелаааа пронзила мое несчаааастное сеееердцееее! Ооооо, ооооо, мотоцикл добротыыыыы!"

Янка: А это что?
Я: Это облетевшие семена.
Янка: Ну тогда вот этот облетевший Семён я заберу с собой.

"Боже, Боже, что случилось?
Отчего же все кругом
Завертелось, закружилось
И помчалось… ээээ… голяком?"

Помогаю Янке залезть на кровать (она у нее под потолком), потому что в руках у нее куча крылатых лошадок.
Янка: Детка, тебе не тяжело ли?

Страшно любит серию книжек Оуэна Дэйви — "Без ума от акул", "Без ума от обезьян", "Без ума от кошек". Просит: "Почитай мне еще про кошек без ума!".

заводная птица

* * *

Проснешься, опомнишься, выдохнешь,
Посмотришь в окно — рассвело…
Все тянешь-потянешь, не вытянешь,
Упрешься ладонью в стекло —

Колючее, битое, острое,
Знакомое даже во сне.
Зачем вы приходите, господи?
Не наши, не здешние, не…

Стоишь обескровленный, помнящий,
Не верящий календарю.
Какой еще надо вам помощи,
Какой теплоты, говорю?

С какой неустроенной пристани
Твой взгляд ускользает во тьму —
Стальной, и кристальный, и пристальный,
Невидимый там никому.

заводная птица

Ау!

Скажите, а здесь совсем тишина и запустение, да?
Имеет ли смысл дублировать сюда фейсбук — или никто уже не читает этот журнал?

заводная птица

* * *

он рос болезненной мелюзгой
не терпящей знатных драк
в разборках рохля в игре изгой
посмешище и дурак
сидел над книжками круглый год
черкал на полях слова
о чем то думал смешной урод
бессонная голова
смеялся криво нехорошо
крошил в тонких пальцах мел
и ворон пришел за его душой
но взять ее не сумел

подростком вовсе сошел на нет
из дома не выходил
нелепый страшный нездешний свет
теснился в его груди
какой-то вечный нездешний звук
все звал его за собой
жалейка флейта варган дудук
валторна кларнет гобой
тянуло с улицы анашой
и прочим людским гнильем
и ворон пришел за его душой
но снова не взял ее

и вот он вырос большой большой
натянутый как струна
и ворон пришел за его душой
и сел у его окна
метнулась пыль от входной двери
аргентум сурьма свинец
и он сказал ну так что бери
бери уже наконец
бери сегодня тебе свезло
мне горько и горячо
но ворон только повел крылом
и сел на его плечо

и он увидел большую мглу
и черные облака
и он увидел себя в углу
младенца и старика
и он почувствовал изнутри
как рвущаяся в полет
его душа все горит горит
и мгла ее не берет
и ей не нужно ни вен ни жил
ни памяти ни хвалы
и ворон крикнул держи держи
но он уже не услы…
заводная птица

* * *

Сколько было мне? Боже ты мой…
Лет тринадцать — ни силы, ни толку…
Я купила огромную елку —
И тащила по снегу домой.

Под ботинками чавкала грязь.
Было скользко. И сыро. И вечер.
Было Древо, и был человечек...
…Я не знаю, как я добралась.

Новый год прорастал впереди,
Проступал, как слова на скрижали.
Плечи ныли и пальцы дрожали.
Все смеялись, пекли, наряжали…
Мне казалось, что надо идти.

Боже, боже, мы так тяжелы,
Так нелепы в своей оболочке.
Эти наши пальтишки, сорочки,
Эти шарики, тосты, столы…

Каждый отзвук житья и жилья,
Мишура, золотое сфумато...
А она простояла до марта,
Невозможная елка моя.

А она все мерцает вдали,
Мой подарок, мое наказанье...
"Тяжеленная!" — глухо сказали,
Распилили, веревкой связали
И вот только тогда унесли.

заводная птица

* * *

С чего мне начать? Допустим… Здравствуйте, Игорь Иваныч.
Просто нужно это сказать — из-под вечной тонны словесного грима.
Я только что уложила дочь, перед этим читала ей Чуковского на ночь —
И дочь угадывала, какая там будет рифма. 

Много лет назад вы пожелали мне "правильного несчастья",
Типа как Блок желал когда-то Георгию Иванову.
Что-то там было еще про вкус, про целое и его части —
Я уже плохо помню. Как будто из детства картинки рваные. 

Я, наверное, все-таки не поэт, потому что все вышло по слову вашему,
Потому что несчастье-то — вот оно, со всех сторон обступило.
Вот моя страна вспоминает привкус мясца Ивашкина,
Вот стучится в дома сапогом, обрушивает стропила. 

Вот родные люди говорят и творят странное, страшное,
Словно в кошмарном сне, где все чужие, как на вокзале.
И я стою соляным столбом, оглядываюсь ошарашенно —
И не то что стихи, но и просто речь моя исчезает,

Протекает сквозь пальцы, сливается с зыбкими голосами,
Точно так же в мороке утонувшими, сдавшимися заранее.
…Я не знаю, правда не знаю, как они все писали —
Настоящие, не молчащие. На войне, в лагерях, в изгнании…

Я не знаю, откуда была в них эта стальная сила,
Заставляющая слова пламенеть посреди расписного ада —
Как солнце внутри дурацкого жадного крокодила,
Как рифма, которую не угадаешь, да и не надо.

заводная птица

* * *

...А были - как будто бы вправду нужны,
Влюблялись, сходили с ума…
Но в наших краях не бывает весны,
Поскольку все время зима.

Зимой - расцветают и вянут цветы,
Зимой - опадает листва.
Зимой, сотворенные из немоты,
Приходят чужие слова.

Приходят, садятся, глядят тяжело,
Узорами режут стекло,
Как будто их время и вправду пришло,
Как будто их время пришло.

Как будто ты взвешен, измерен… прощен…
Как будто вот-вот - и весна.
И мы продолжаем наивный отсчет…
Но снега у Господа много еще,
Так много, что хватит сполна.
заводная птица

Украденные яблоки

Давным-давно, лет семнадцать назад, впервые прочитала это стихотворение — и полюбила навсегда. С автором мы потерялись, в сетях я ее не нашла. А строчки эти регулярно во мне звучат.

Ирина СЕРДЮКОВА
(г. Красный Сулин)

УКРАДЕННЫЕ ЯБЛОКИ

Был тесен миг начала и конца:
Сквозные грани, контуры и даты…
В погибели нелепого птенца
Ни белый кот, ни мы не виноваты.

Стыл яблочно-медовый тихий Спас,
И мы прощали небу цвет печали,
И Еву, так похожую на нас,
И всех, кого когда-то не прощали.

Прости и ты, Эдем… Рассвет. Тетрадь.
И анальгин с молитвословом рядом.
Но поздно жить и поздно умирать —
Еще осталась тайна глаз и взгляда.

Есть право быть и верить просто так,
Сомкнув ладони, в невозможность ада,
И в то, что воздух яблоком пропах,
Хотя нет яблок, осени и сада.

Есть мы — для всех. Мы — вымысел и быль.
И в этой жуткой связи бесполезны
Черты лица, невечность права быть
И губ солоноватый вкус железный.

И эта боль, что все-таки пройдет…
Когда устанем вслушиваться в отзвук
Шагов и лет, нас встретит белый кот,
Чтоб проводить в бездонный черный воздух.